Как я (не)кормила грудью и что из этого вышло

Иногда мне кажется, что подавляющая часть современного материнства проходит под лозунгом «не задолбалась – не мать». Давление начинается в момент постановки на учёт в женской консультации и продолжаться будет, наверное, до самой пенсии. Я уверена, что есть прекрасные места и прекрасные люди, таких я, к счастью, тоже встречала, но в общем, как-то всё не очень радужно.

Моя участковая гинеколог, у которой я вела первые две беременности, была отличной страшилкой для начинающей матери. «Залетела?» – грозно спросила она меня во время первого приёма в первую беременность. «На какое число записывать на аборт?» – первое, что я слышала от неё во второй раз. Наверное, сейчас я бы чётко обозначила свои границы, а может, снова бы растерялась и бубнела про то, что «мы планировали…»

Описание ведения беременности заслуживает отдельного рассказа. Особенно теперь, когда есть опыт и в Минске, и на Кипре. Ну да не об этом сегодня.

Сегодня о грудном вскармливании. Для начала немного фактов. Всем понятно, что многие тысячелетия грудное вскармливание было фактически единственным способом вскармливания младенца. Если мать не могла кормить, то искали кормилицу, на худой конец, оставалось разбавленное коровье или козье молоко. Но им далеко до современных адаптированных смесей. Много лет медицина была на таком уровне, что материнская и младенческая смертность зашкаливали, отсутствие ГВ было дополнительным фактором смертности. Всё изменилось во время Великой отечественной. И тут дело даже не в смесях, а в том, что женщины стали основной рабочей силой. До войны плакаты призывали подготовить соски к вскармливанию и объясняли, что материнское молоко – лучшая и единственная еда для малыша до 6 месяцев. После войны декрет стал 3 месяца. Женщины должны были не детей кормить, а занимать рабочие места вместо погибших и покалеченных мужчин. Появились новые нормы ввода прикорма. Прикорм начинали с месяца, всё было направлено на то, чтобы в яслях трёхмесячный ребёнок ел манку и не жужжал.

К счастью, годы идут. Увеличились отпуска по уходу за ребёнком, и снова стали меняться нормы питания. Примерно перед тем, как я родила своего первого ребёнка, кому-то пришла отличная идея продвигать грудное вскармливание. Идея, я считаю, очень хорошая. Но у нас всегда хромает воплощение. У нас не дают выбора. Хочешь не хочешь, а грудное вскармливание. И вот тут я рожаю старшую дочку. На огромном плакате в роддоме нарисован милый младенец, сосущий материнскую грудь, и рядом на стене надпись: «Наш роддом — первый роддом, лояльный к грудному вскармливанию».  Ещё что-то про ООН и Unicef. На своём опыте я бы ещё дописала, что он нелоялен к тем, кто не кормит грудью.

Так случилось, что в роддоме мы провели 10 дней. Рожала я ночью. Я из тех счастливиц, кто рожает физически легко (за исключением моих шестых родов). Ночью же мне выдали ребёнка. А утром пришла делегация рассказывать про грудное вскармливание. Показали как прикладывать. И сказали кормить молозивом.  Вот только его не было. «Такого не может быть!» – заявили представители делегации. «Ждите, скоро придёт молоко! Жизнь заиграет новыми красками». Тут они были правы. Жизнь заиграла…

Кроме лозунгов налаживание грудного вскармливания поставлено очень плохо. Никто не поможет расцедить грудь, что важно в первых родах, когда ещё нет опыта. Не показывают разные варианты того, как прикладывать младенца, чтобы он высасывал молоко в разных долях, особенно если появляется дискомфорт. Не учат, что делать, если захват не правильный, соски не той формы, или просто ребёнок от усердия рассосал их в кровь.

Они за грудное вскармливание, но дальше вы сами.

У меня ребёнок орал дурниной, он был откровенно голодный. Никто не верил, что молока может не хватать. Зато со всех сторон сыпались лозунги о пользе, преимуществах и полезности. Никто не хотел слушать, что ребёнку нужна смесь. Затем стали высказывать предположения, что я сцедила молоко и вылила. В общем, немного ковыляний по этажам роддома, немного унижений, комиссия, которая ощупывает грудь и пытается сцедить молоко, взвешивания ребёнка до кормления и после кормления, и в моей карте появилась красная надпись «ребёнку назначен докорм смесью».

Не буду вдаваться в подробности, но эпопея со смешенным вскармливанием завершилась спустя месяц. Примерно такая же история повторилась и во второй раз. Только уже с участием платного консультанта и её фразой: «Лежите и кормите целыми сутками, а эту (она указала на мою старшую дочку 2.5 лет) отдайте кому-нибудь на время». К тому времени я уже немного заматерела и выставила консультанта вон. А вскармливание завершила ровно через месяц после родов, взвесив ребёнка в поликлинике.

Грудное вскармливание – это очень полезно, и молоко – самая адаптированная еда для ребёнка. И не надо что-то там мыть, кипятить, греть, остужать… Но оно должно быть организовано, хорошо организовано.  В идеале, в роддоме должен быть или консультант по вскармливанию, или акушерка, которая будет заниматься именно этим вопросом. И без фанатизма.

Фанатизм – это следующее, что пришло вслед за популяризацией идей о грудном вскармливании. Появились многочисленные группы в интернете, которые не просто боролись за продвижение идеи, а гнобили всех тех, у кого не сложилось кормление грудью. Причём местами радикализм мнений зашкаливал. Детей на искусственном вскармливании чуть ли не в дураки зачисляли. Они и учиться будут плохо в школе, и болеть много, и привязанности к матери у них нет. Ну а мать, мать – это вообще. Она просто недомать какая-то. Не вру, несколько раз я встречала мнение о том, что таких матерей надо лишать родительских прав, и что не хочешь кормить грудью – не надо было рожать. Сейчас фанатизм немного поугас, но давление остаётся. И многие женщины, которые не могут кормить, чувствуют себя виноватыми и перед детьми, и перед обществом.

Мне казалось, что всё это немного поутихло, однако сейчас в России на уровне Госдумы рассматривают законопроекты про ограничение реклам смесей и получения их только по рецепту.  Так что впереди новые битвы.

Добавить комментарий